01:18 

Смысл жизни. Вырезки

~*Потерянная душа*~
Забавно. День, когда ты теряешь кого-то близкого, не является худшим. По крайней мере, тебе есть чем заняться. Куда хуже все последующие дни, ведь человека уже не вернешь... (с)
Недавно начала писать новый фик, на этот раз трагический. Сама не знаю, что поспособствовало этому больше - прочитанный трагический фик "Красная чума" или постоянное прослушивание песни "3 друга-брата". Ломка была такая, что писать начала прямо в телефоне, пока ехала к ребятам. Выкладываю несколько наиболее трагических кусочков. Он еще не закончен, поэтому позже пост будет обновлен.

Мысли Рафаэля о Майки. Микеланджело потерял любимую девушку, она погибла прямо у него на глазах.
Уже третий день мой брат не выходит из своей комнаты. Никто не знает, что с ним произошло. Ясно только одно - ничего хорошего. Стоило только взглянуть на него в ту самую минуту, когда три дня назад он вернулся домой.
У меня сердце просто куда-то упало, когда я его увидел. Он же молча прошел мимо и закрылся в своей комнате. Уже три дня оттуда не доносится ни звука. Он не ест, не пьет и молчит.
Поначалу мы даже боялись, что он с собой сделает что-нибудь. И, честно говоря, я боюсь до сих пор. Я единственный, кто знает немного больше остальных. И я боюсь говорить об этом с ними. Потому что боюсь предположить самое страшное, что могло произойти.
Я хотел поговорить сначала с братом. Хотел выслушать, понять, помочь... Но он не пускает. Никого не пускает, даже отца. И что с этим делать - я не знаю.
Я никогда не видел его таким. Беспомощным, разбитым, разочарованным... Будто в нем что-то сломалось в ту ночь... Сломалось навсегда.
Все это время я просидел в гостиной, надеясь на то, что может быть, он выйдет из комнаты хотя бы ночью. Но нет. Тишина в доме такая, что хочется застрелиться. Ощущение, будто я нахожусь на кладбище, среди могил.
Я каждую минуту прислушиваюсь к этой зловещей тишине. Иногда я подхожу к его комнате и просто слушаю, надеясь уловить хоть какой-то звук. Проверяю, открыта ли дверь, но она заперта. И снова вспоминаю тот взгляд, которым он оградил меня тогда… Взгляд побитого щенка, не иначе…
Я никогда его не видел таким… Никогда. Даже когда мы дрались, даже когда лишались родного дома, он все равно оставался собой. А сейчас… Мне казалось, что больно не только ему, но и всем нам. Словно у нас отобрали что-то дорогое и любимое, оставив на память лишь тишину. Меня это просто убивало.
А ведь, если подумать, все началось чуть больше месяца назад, когда я впервые узнал, что он куда-то уходит по ночам…


От лица Рафаэля. Он, узнав что Майки куда-то уходит ночью, решает за ним проследить...
- Знаешь, моя семья не настолько дружная, как ты себе это представила, - ничего себе заявочки! Я чуть с лестницы не свалился, услышав подобное. – Да, когда мы сражаемся с нашими врагами, панцирь к панцирю, создается такая иллюзия, но… На самом деле это не так. Проблема в том, что у нас совершенно разные интересы. Лео волнуют только тренировки, Донни только и ждет момента, чтобы запереться в своей лаборатории… Иногда у меня создается впечатление, что если бы он жил один, он бы сутками не вылезал оттуда. Раф вообще всегда ссорится с нами. Согласен, я часто его задираю, но мне иногда хочется, чтобы он был другим… Хотя бы чуть-чуть… С Лео же они ругаются из-за постоянных прогулок Рафа ночью в одиночку. Меня же они считают маленьким ребенком.
Так вот ты оказывается какой, Майки! А я даже не подозревал, что тебя это гложет… Неужели, наша семья действительно разваливается?! Черт, да мы просто играем свои роли! Не думал, что его так это трогает. Ведь он всегда веселый, улыбающийся… И что я за брат, если не понял этого раньше?
- А ты не пробовал с ними поговорить?
- А смысл? Знаешь, я ведь веду себя не просто так. Они слишком серьезны. Часто, когда у Лео с Рафом доходит до драки, а Донни рядом не оказывается, я просто напросто перевожу удар на себя. Правда, один раз мне этого сделать не удалось, - я знал, что он вспомнил тот самый случай, когда мы с Лео готовы были перегрызть друг другу глотки. Я до боли сжал кулаки. Черт, Майки, братишка, прости… Ведь это я тогда случайно ранил тебя… Я помню, мы с Лео чуть снова не сцепились, но пришел Дон, наорал на нас и увел Майки, чтобы перевязать ему руку. Младший с нами потом сутки не разговаривал. Я даже не думал, что он может так обидеться… До сих пор чувствую себя виноватым…

Действие сразу после пролога. Выкладываю целую главу, потому что не вижу смысла что-то отсюда вырезать. Признана эмоциональной из глав. После нее Раф у меня совсем другой получается...
Меня просто убивает эта тишина. Сколько я не пытался достучаться до Майка (да и не только я), он не отвечает. Третью ночь подряд сижу под его дверью и ничего…
Дверь внезапно открылась, и моему взору предстал Майки. Я ужаснулся его виду – он был бледен, осунулся, руки сжаты в кулаки. Кажется, он даже не заметил меня. Брат направился к выходу, ни на что не обращая внимания.
Я вскочил с дивана и позвал его:
- Майки! Давай поговорим…
- Оставь меня, Рафаэль.
Снова эта фраза. Я просто замер на месте. Его голос… Холодный, безжизненный, пустой. Будто вся жизнь ушла из него. Майки уже второй раз называет меня полным именем, хотя до этого никогда такого не было. Никогда.
Пока я стоял, пытаясь прийти в себя, он уже скрылся из виду. Я тут же бросился за ним. Стараясь, чтобы Майки меня не заметил, я последовал за ним на окраину города.
Я понял, куда он идет, только когда мы подошли к воротам городского кладбища. Я до последней минуты надеялся, что нам не туда, что Майки сейчас свернет куда-нибудь на соседнюю улочку. Но он, перемахнув через забор, направился вглубь этого угрюмого места.
Подождав минут десять, я махнул следом за ним.
Среди могил было мрачно. Я огляделся и заметил через несколько рядов фигуру брата, внимательно разглядывающего надписи на плитах. Наконец, Майки, видимо, нашел то, что искал, и буквально рухнул на колени около одной из плит.
Я тихо стал продвигаться ближе к брату. Когда я оказался позади него, он даже не пошевелился. Я положил руку ему на плечо, отчего Майки вздрогнул и обернулся.
- Раф?! – он вскочил на ноги. – Что ты здесь делаешь?! Следишь за мной?!
В его глазах промелькнул яростный огонек, вперемешку с болью. В ту же секунду он бросился на меня с кулаками, а я просто взял и крепко сжал его в своих объятьях.
В первые несколько минут я чувствовал, как он пытается вырваться. Потом он успокоился, но я все равно продолжал его не отпускать и вскоре почувствовал, как мой грудной панцирь намокает от его слез.
Бедный мой братишка… Он упал на колени, невольно потянув меня за собой. В тот момент я был готов поспорить на что угодно, что до этого момента, все проклятые три дня, он пытался сдержать все в себе. Это вполне объясняло его истерику.
Он рыдал как ребенок, горько, надрывно… Я не знал, что мне делать. Просто стоял и держал его, успокаивающе гладя по голове. Пусть выплачется… Возможно, если бы он сразу поговорил со мной, ему было бы сейчас чуть легче… Но что гадать. Как вышло, так вышло…
Когда его плач из надрывного перешел в тихий, почти неслышный, я очень тихо спросил:
- Как это произошло?
- Мы засиделись на крыше до рассвета, - всхлипывая, принялся рассказывать Майки. – Мы гуляем так уже больше месяца – просто сидим на крыше, разговариваем… Обычно я провожал ее, но сегодня было уже светло, и мы расстались у люка… Я уже снял крышку, как услышал… - он, не договорив, снова разревелся.
- Тише-тише… Что ты услышал?
- Ее сбила машина, - снова всхлип. – Насмерть.
Он снова разревелся.
- Ну, все, успокойся… Я с тобой… - Я снова его обнял.
- Я даже не смог подойти к ней… - тихо говорил Майки. – Там были люди… Я не могу так, Раф… Не могу больше… Я умереть хочу…
Эти слова заставили меня сильно встряхнуть его и заглянуть в голубые глаза.
- Майки, не сметь так говорить! – закричал я. - Даже думать не смей! Подумай о нас, своей семье! А как же учитель Сплинтер, Лео, Донни? Как же я? Ты сделаешь больно нам всем! Ты этого хочешь?
Майки испуганно смотрел на меня, а из его глаз продолжали литься слезы.
- Послушай, - тихо произнес я. – Майки, я сожалею о Лори. Но, пойми, ты не должен губить свою жизнь. Умерла она, а не ты! Не хорони себя заживо, братишка. Не надо, прошу… - я умоляюще взглянул на него. – Пожалуйста, подумай о нас…
- Раф…
- Подожди, я еще не закончил, - не дал я ему ничего не сказать. Было трудно говорить, но это было нужно нам обоим. - Майки… - я сам готов был разреветься. – Прости меня. Прости за то, как я веду себя.
Он смотрел на меня красными зареванными глазами. Я вздохнул и продолжил:
- И еще… Я был на крыше, когда вы с Лори встречались. Давно, недели три назад…
- Что?!
-Ты тогда спросил у нее про отца и еще вы говорили о нашей семье… Майки, прости меня, что я спрашиваю об этом именно сейчас! Но давай разберемся со всем сразу, ладно?
Майки рассеяно кивнул.
- Ты что, правда считаешь, что наша семья разваливается? – я выжидающе посмотрел на него.
Он задал встречный вопрос:
- А ты так не считаешь?
Кажется, Майки совсем успокоился. Конечно, смена темы была неудачной, но с этим тоже надо было разобраться и чем скорее, тем лучше.
- Я знаю, что я иногда веду себя по-свински, - сказал я, как бы извиняясь. – Но ведь Лео и Дон, они не такие! Да, у нас у всех разные увлечения, но противоположности притягиваются, верно? Каждый из нас готов отдать жизнь за другого! Мы все очень переживали за тебя все эти дни. Ты ведь ни слова не сказал, с тех пор как вернулся. Поверь, все совсем не так как ты думаешь.
Майки опустил глаза в пол, слушая меня. Я дотронулся до еле заметного шрама на его предплечье, оставленного мной случайно во время той драки с Лео.
- И еще, прости меня за это…
Он поднял на меня взгляд.
- Так это был ты? – переспросил он. – Я не знал…
Я кивнул, отвечая на его вопрос.
- Ты совсем другой Раф, - начал говорить Майки. Слова давались ему тяжело, а смотрел он в сторону. – Но это только сейчас, пока мы здесь…
- Майки, знаешь… - я задумался, говорить или нет. – Даже если я делаю вид, что мне на все плевать, знай, что мне не все равно. У меня тоже есть чувства, я так же, как и вы, боюсь, радуюсь, мечтаю…
- Чего же ты боишься?
- Я боюсь потерять кого-то из вас, - честно ответил я. – Мне невыносимо думать, что я могу лишиться родного брата или отца. Мне не все равно, когда кто-то из моей семьи страдает. Мне не все равно, что с тобой происходит.
- Правда? – он посмотрел на меня.
- Правда, - я улыбнулся. – Пойдем домой, прошу.
- Я не хочу, - он отвернулся от меня, уставившись на могильную плиту.
- Майки, пожалуйста… - я положил руки ему на плечи. – Мы поможем тебе. На то мы и семья, чтобы помогать друг другу… Пойдем. Тем более, скоро рассвет.
Он вздрогнул.
- Ладно.
Он тяжело поднялся и направился к выходу, я за ним. Нужно было добраться до люка до того, как поднимется солнце…

@музыка: Ладони - "Посмотри на небо"

@настроение: Ниже плинтуса

@темы: Фанфики, братья, вырезки

URL
   

Редкие записки

главная