~*Потерянная душа*~
Забавно. День, когда ты теряешь кого-то близкого, не является худшим. По крайней мере, тебе есть чем заняться. Куда хуже все последующие дни, ведь человека уже не вернешь... (с)
Фэндом: "Черепашки ниндзя" (сериал 2003 года, 4 сезон)
Бета: нет
Рейтинг: G
Жанр: drama, мистика
Дисклеймер: Все права на героев принадлежат их создателям. В фанфике используются моменты из мультсериала.
Пейринг: Леонардо, Микеланджело, Ангел Судьбы, Сплинтер, Рафаэль, Донателло, Караи, Стокман, футы.
Саммари: Ангел Судьбы, пытаясь помочь Лео снова стать самим собой, отправляет того в Прошлое. Оказывается, не он один запер все свои проблемы в себе. Его братьям тоже иногда требуется поддержка и твердое плечо не просто брата, но и друга... Оставшись за старшего, пока мастер Сплинтер уехал по делам, Лео находит в малышах именно то, о чем он так благополучно забыл - поддержку, любовь и заботу.
Размер: 12 глав с эпилогом.
Статус: закончен

Жизнь течет, как крутится Колесо Судьбы. Изо дня в ночь, из ночи в день. Схватка со Шреддером почти что стоила нам жизни – мы изломаны, ранены… но живы. Наши тела заживут, но я хочу знать есть ли у моих сыновей раны, которые не так просто излечить. С великой горечью я осознаю, что перед нами всегда будут возникать новые угрозы, и я молюсь, чтобы мои сыновья были готовы встретить их.
Рафаэль прав. Лео очень изменился. После нашей схватки со Шреддером, он стал намного… злее.
Леонардо-сан. Ты должен отпустить свою боль. Забыть чувство вины. Истинный воин принимает то, что не может изменить.
Спасибо, Усаги. Когда я пригласил тебя, я надеялся, он поймет. Но, боюсь, он идет по очень трудной тропе. По тропе, на которой он должен быть один…


Глава первая
Назад, в детство

У детей нет ни прошлого, ни будущего, зато, в отличие от нас, взрослых, они умеют пользоваться настоящим.
Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как был побежден Шреддер. Эта битва оставила глубокий след в сердцах тех, кто принимал в ней участие. И не все смогли излечиться.
Леонардо думал об этом каждую ночь, не в силах заснуть. Он тренировался еще более ожесточеннее, чем раньше, он был готов идти на врага в одиночку, лишь бы с его родными ничего не случилось, он был готов сначала убить, а потом уже идти разбираться кто прав, кто виноват. Он был готов к этому и раньше, но этого не хватило. Он винил себя за то, что допустил даже саму мысль о том, чтобы пожертвовать их жизнями, дабы победить Шреддера. Винил себя за то, что оказался слишком слаб, чтобы защитить свою семью.
Леонардо каждый раз засыпал под утро, спал пару часов, чтобы затем встать и заняться тренировками. Он тренировался каждый день, до боли в мышцах, но каждый раз ему чего-то не хватало.
Лео не помнил, когда ему в последний раз снилось хоть что-то. Чаще всего спал без сновидений, потому что днем до такой степени изматывал свое сознание, что ночью у него просто не было сил на что-либо, даже на сны. Но сегодня явно было исключением.
Все вокруг было белым. Невозможно было различить стены, потолок, пол – все сливалось в одно. Он посмотрел вниз, на свои ноги и заметил, что ступни утопают в этой белой субстанции. Может, это облака? Но что он здесь делает? Несмотря на то, что это был всего лишь сон, ощущения были вполне реальны, и создавалось впечатление, что все это происходит на самом деле.
- Здравствуй, Леонардо, - послышался спокойный, размеренный голос позади черепаха. Лео обернулся и увидел человека, одетого во все белое, хотя был ли он человеком? За свою недолгую жизнь Лео научился порой не доверять своим глазам. Человек приближался, но молодой ниндзя не чувствовал опасности. Его переполняли совершенно другие, светлые чувства, которые он не испытывал уже довольно давно – спокойствие, умиротворение и безграничная любовь. Но, как и глаза, чувства тоже порой обманчивы, поэтому Леонардо подозрительно смотрел на приближающегося к нему субъекта.
- Кто вы?
- Чаще всего меня зовут Судьбой, - спокойно, с легкой улыбкой ответил человек. – Иногда кличут Ангелом Судьбы. Но это все неважно. Сейчас важен ты.
- Ангел? – нахмурился Леонардо. – Но Ангелов же не существует! Да даже если бы и существовали, зачем я вам сдался?
- Ты запутался, Леонардо, - человек не злился и не смеялся, а все так же был спокоен. – А о том, существует кто-либо или нет на свете, уж кому-кому, но точно говорить не тебе, твоим братьям и отцу.
Леонардо сосредоточенно кивнул, внимательно слушая Ангела. Да, в этом был резон.
- Когда кто-либо попадает сюда, - Ангел обвел рукой, которая на секунду показалось Лео очень похожей на белое крыло, пространство вокруг них. – Они чувствуют спокойствие… умиротворенность… любовь… Их переполняют только светлые чувства. Они будто бы забывают о раздражении и ненависти. Но ты…
- Я чувствую не только те светлые чувства, о которых только что сказал, - твердо глядя в глаза Ангелу Судьбы, сказал Лео. – Как же это может быть, если ты говоришь, что здесь невозможно испытывать темных чувств?
- Это твоя боль, Леонардо, - ответил Ангел. – Ты не можешь отпустить ее. Ты винишь себя в том, в чем ты не виноват. Ты не мог предугадать того, что случилось. Ты пытаешься предотвратить то, что уже произошло. Ты подозреваешь всех и каждого, даже Ангела, который хочет тебе помочь.
- Мне не нужна помощь, - отрезал Леонардо. – Я справлюсь сам и сам решу, как и за что себя наказывать.
- Ты не справишься, - грустно покачал головой Ангел. – Позволь, помочь тебе вспомнить…
- Вспомнить что?
- То, что ты уже успел забыть.
Лео наклонил голову, задумавшись над словами Судьбы. Постояв так несколько минут, принимая какое-то важное для себя решение, он, наконец, задал вопрос:
- Это ведь не сон, да?
Ангел только кивнул, улыбаясь. Он был уверен, что Леонардо сделает правильный выбор. Ангел протянул руку Леонардо, приглашая того в путь.
- Да будь что будет, - черепах в последний раз заглянул в глаза Судьбе и вложил свою трехпалую ладонь в руку Ангела. В тот же момент черепаха ослепил яркий свет, и он потерял опору под ногами, а через пару секунд все снова стало твердым и темным.
Лео открыл глаза и понял, что сидит на полу в комнате Сплинтера, а старый крыс медитирует напротив него. Но неужели он не чувствует, что он не один?
Леонардо тут же получил ответ на свой вопрос – Сплинтер открыл глаза и напрягся.
- Кто ты? – спросил он. – Что тебе нужно?
Решив, что вопрос обращен не к нему, Лео оглянулся назад, но, поняв, что в комнате они одни, черепаха ответил:
- Мастер Сплинтер, я – Леонардо. Неужели вы меня не знаете?
Крыс внимательно изучал черепаха, сидящего перед ним.
- Я знаю Леонардо, - после нескольких минут «сканирования» ответил он. - Моему сыну сейчас всего семь лет. Но я вижу, что и ты не врешь. Почему же ты оказался здесь?
- Я… это, наверно, покажется вам странным, но я встретил Ангела Судьбы, - Леонардо немного смутился под взглядом Сплинтера. – Он сказал, что я должен что-то вспомнить… а потом я оказался здесь.
- Хм… Я вижу, что тебя что-то гложет… - сказал крыс. – Видно, что-то серьезное случилось в твоем будущем, раз Ангел Судьбы послал тебя сюда. Что ж, раз так, я попрошу тебя кое о чем, - он загадочно улыбнулся и посмотрел на Лео. – Ты же не откажешь мне в просьбе?
- Конечно же, нет, учитель Сплинтер, - ответил Леонардо. – Чем я могу вам помочь?
- Мне нужно уехать, дня на три, максимум неделю. Но я не могу оставить сыновей одних. Я чувствую, что могу на тебя положиться.
- Конечно, сенсей, - поклонился Лео. – Я сделаю все, чтобы с ними ничего не случилось.

Глава вторая
Малыши

У каждого юмориста на душе черным-черно от горя и печали. Именно эти сгустки тьмы он превращает в фейерверки смеха. Но потом, когда их сияние исчезает, тьма возвращается опять.
Сплинтер заглянул в каждую из комнат малышей, поднимая их на тренировку. Лишь в комнате Леонардо никого не оказалось. Обойдя весь дом, Сплинтер понял, что маленький Лео пропал.
- Я не думаю, что стоит переживать, учитель Сплинтер, - предположил Леонардо из Будущего. – Скорее всего, нас просто поменяли местами, и сейчас он находится вместе с моими братьями и вами в будущем. О нем позаботятся, не беспокойтесь.
Сплинтер кивнул. Через пару минут перед ним уже стояло трое малышей – Донателло, Рафаэль и Микеланджело. Своими заспанными, большими глазами, они внимательно смотрели на учителя Сплинтера и стоящего рядом с ним Леонардо, в котором пока что не признали своего старшего брата.
- Сыновья! – Сплинтер строго оглядел малышей. – Я вынужден уехать по делам на несколько дней, - заметив хитрую улыбку Рафаэля, уже начавшего строить планы относительно отсутствия крыса, он продолжил: - Рафаэль, это не значит, что нужно вести себя неподобающим образом! Леонардо, - крыс указал на взрослую черепаху, стоящую рядом с ним, - Остается за старшего. Он попал к нам из будущего совершенно случайно, но очень вовремя. И когда я вернусь, все должно быть так же, как и прежде, вы все поняли?
- Да, сенсей, - уныло проговорили черепахи, то ли от того, что не выспались, то ли от того что им приставили няньку. Да еще и кого! Старшего брата!
- Хорошо, - заключил Сплинтер. – Донателло, начни тренировку, Леонардо сейчас к вам присоединится, - он посмотрел на старшего сына. – Пойдем, я кое-что хочу тебе показать.
Они снова вернулись в покои Сплинтера. Тот, подойдя к одной из полок, достал какое-то редкое травянистое растение с прямостоячим малооблиственным стеблем примерно высотой около тридцати сантиметров.
- Что это, сенсей? – с интересом спросил Леонардо, принимая цветочный горшок у Сплинтера.
- Это горная арника, - ответил тот. - Редкое растение, растущее в горах. Говорят, оно очень красиво цветет, но при этом очень редко. Только тогда, когда заблудившийся странник находит дорогу, когда отчаявшийся обретает спокойствие, когда ищущий находит ответы на все свои вопросы. Сохрани это растение. Оно поможет тебе понять, что ты потерял.
С этими словами Сплинтер вышел из убежища, направляясь в неизвестную Леонардо сторону. Лидер же, оставив растение на столе учителя, решил, что заберет его позже, не сильно веря, что растение может помочь. Что ж, возможно он был прав, а может и ошибался, но скоро Леонардо поймет, что и цветы знают больше, чем он сам.
После тренировки все разбежались по убежищу – Донни отправился в свою комнату, где что-то упорно рассчитывал и рисовал, Майки побежал к телевизору, а Раф отправился сражаться с грушей в тренировочный зал. Леонардо, поняв, что за всем ими ему все равно не уследить, направился исследовать свою старую новую комнату. Не хватало привычных мечей на стенах, но зато было очень много познавательных книг, которые Леонардо так любил в детстве читать. Что говорить, он бы и сейчас был не прочь почитать что-нибудь эдакое, но в последнее время он все время убивал на тренировки и все его книги просто пылились на полках. Конечно, половина из них пострадали во время нашествия мыше-роботов доктора Стокмана, но все же часть из них сохранилась.
Незаметно пролетело время обеда. Покормив ребят тем, что нашлось в холодильнике, Лео принялся убирать со стола. Не обошлось без ругательств Рафа в сторону Майки, один лишь Дон сидел тихо и то, до тех пор, пока горячий чай, предназначавшийся Рафаэлю, Майки не пролил на будущего шестоносца.
- Майки! – взвыл Донателло, выскакивая из-за стола и попутно опрокидывая тарелку с супом. - Смотри, на кого льешь!
- Прости, Донни, - пискнул Майки и бросился вон из кухни, спасаясь от догонявшего его Рафаэля. Через пару секунд из гостиной раздались крики поверженного Микеланджело и злого, как сто чертей Рафаэля. Взмолившись про себя, чтобы они ничего не разбили, Леонардо принялся помогать Донателло отмывать чертов чай. Наконец, Донни снова скрылся в своей комнате, а Леонардо, разняв Майка и Рафаэля, вновь скрылся на кухне. Маленькие черепашки не могли не насвинячить за столом, и поэтому Леонардо усердно оттирал прилипшие и засохшие по всему столу продукты.
Так прошел день. Ближе к вечеру, разняв не поделивших телевизор Рафа и Майки, и, конечно же, подравшихся по такому случаю, Леонардо разогнал всех по комнатам, отправив спать. К Донателло ему пришлось заходить раз пять, прежде чем тот окончательно улегся в постель. В голове начинающего гения летала целая куча гениальных идей, которые он мечтал воплотить в жизнь, но для начала он должен был сделать несколько чертежей, спроектировать, найти кучу нужных деталей… Ох, что-то я увлеклась.
Рафаэль сегодня улегся быстро, Лео даже не ожидал от маленького саеносца такой послушности. «Сбегать он точно не будет, - подумал лидер. – Мал еще. Эти проблемы у него начались лет в тринадцать-четырнадцать, насколько я помню. Значит, придумал что-то еще. Интересно, что?» Но, несмотря на ожидания лидера, через пару минут со стороны Рафаэля раздалось мерное сопение. Он уснул.
Последней была комната маленького Майки. Подходя к двери, Леонардо услышал всхлипы. Послышалось? Да нет, плач действительно доносился из комнаты самого младшего из братьев. Леонардо тихонько вошел.
- Майки?
Малыш лежал на кровати спиной к двери, так и не сняв ни повязки, ни наколенников, ни всего остального. На возглас старшего брата он ничего не ответил, продолжая тихонько всхлипывать.
- Майки… - Лео обошел кровать и оказался напротив. – Майки, что случилось? Почему ты плачешь? – он протянул руку и аккуратно вытер слезы брата.
- Нничего, - Майки присел на кровати и сам принялся вытирать свои слезы, а точнее втирать их в рыжую повязку. – Я не слышал, как ты вошел.
- Ничего. Но все же… что же у тебя случилось? Мне ты можешь рассказать!
- Ну… просто… Раф постоянно меня обижает, - быстро выговорил Майки и вжал голову в плечи, снова всхлипнув, будто боясь, что сейчас ворвется Рафаэль и побьет его за жалобы.
- И ты из-за этого расстраиваешься? – искренне удивился Лео.
- А ты думаешь, нет? Он постоянно дерется и дает мне подзатыльники!
- Майки, Раф такой, его не изменишь… - поглаживая черепашку по голове, принялся успокаивать его Леонардо. – Но не сомневайся, он любит тебя! Всех нас… просто он… немного раздражителен, вот и все. Мы все сильно отличаемся друг от друга, но при этом – мы одно целое. Ты не даешь нам грустить, Дон постоянно что-то изобретает и благодаря ему наше убежище не так легко будет найти в Будущем, - Лео подмигнул Майки, который внимательно его слушал. – А Раф готов покалечить любого, кто будет покушаться на счастье нашей семьи.
- Ты прав, но все равно… Спорим, в шкафу что-то есть?
Лео перевел свой взгляд на чуть приоткрытую дверцу шкафа. Там что-то белело, наводя маленького черепашонка на мысли о привидении. Однако Лео было не провести. Он уверенно подошел к шкафу и раскрыл дверцы деревянного сооружения. Там висела белая простыня, на которой темно-зеленой краской были нарисованы два глаза и рот.
- Ну вот, я же говорил, - дрожащим голосом протянул Майки. – Думаешь, это Дон сделал?
- Ну, ты же облил его сегодня чаем… - неуверенно протянул Лео, поскольку слишком хорошо знал своих младших братьев. Хотя, как оказалось, не слишком хорошо. Он всегда знал Майки, как веселого, задорного парня и никогда не видел его ревущим из-за того, что Раф дал ему очередной подзатыльник.
- Лео, такие приколы присущи только Рафу! – уверенно заявил самый младший сын Сплинтера. – Дони на такое не способен!
- Хорошо, - Лео загадочно улыбнулся Майку. – Хочешь, мы его проучим?

Глава третья
Урок для брата

Люди, которых мы любим, почти всегда более властны над нашей душой, нежели мы сами.
Леонардо и Майки проговорили практически полночи. И не только о том, как они проучат Рафаэля. Честно говоря, несмотря на их наполеоновские планы, умного ничего они за эту ночь так не придумали. И в какой-то момент, ребята сами не заметили, как заговорили о будущем.
- Лео, а как ты попал сюда? – с интересом спросил Майки. – Ну, я имею в виду, в наше время. Ведь ты из Будущего, да?
- Да, - кивнул Лео. – Честно говоря, я и сам не знаю, как так получилось. Заснул в своей кровати, а очнулся уже здесь, - про Ангела Судьбы Лео умолчал, подумав, что Майку об этом знать совершенно не обязательно.
- А куда уехал мастер Сплинтер? – тут же задал Майки следующий вопрос. – Он никогда раньше от нас не уезжал.
- Я не знаю Майки, - покачал головой Леонардо. Он и вправду не знал, хотя догадывался. После того как ребята узнали о Турнире Батл Нексус многие уезды Сплинтера сразу стали понятны. Наверняка мастер, воспользовавшись тем, что в их доме появился взрослый Леонардо, уехал именно туда.
- А когда вернется? – снова спросил Майки.
- Дня через три.
Несколько минут они сидели в полном молчании. Где-то за стенами сопели Раф и Донни, тихо тикали часы в гостиной. Леонардо задумался, вспомнив свою семью, оставшуюся где-то далеко в будущем. Как они отреагировали на его исчезновение? На появление (в этом он был уверен) маленького Лео? Не угрожает ли им там опасность? Больше всего Леонардо думал о Рафаэле – наверняка старший братец, воспользовавшись тем, что их лидер неожиданно стал младше всех в семье, сбежит на поверхность. По крайней мере, пока вечером не вернется мастер Сплинтер от Эйприл и не расставит все на свои места. О том, что мастер вообще куда-то собирается Лео узнал совершенно случайно, услышав обрывок разговора Дона и старого крыса. И тут же понял, что и ему-то это говорили, но он, конечно же, все прослушал, потому что был занят тренировками. Он теперь постоянно был ими занят.
Из раздумий лидера снова вывел голос Майки:
- Лео…
- Да?
- А почему ты… другой?
Вопрос ввел лидера в ступор.
- О чем ты?
- Ну… - Майки немного замялся. – Ты изменился. Это видно. Наш Лео не такой… Совершенно не такой. – Майк помолчал, а потом снова заговорил: - Там что-то случилось? В будущем? Да?
- Все хорошо, - убедил его Лео. – Сейчас… Ну то есть в тот день, из которого я исчез, все было хорошо.
- По тебе незаметно, - заметил Майк, пытаясь заглянуть в глаза старшего брата. И в какой-то момент он его «поймал».
Вы когда-нибудь смотрели в чистые, невинные глаза маленького ребенка небесного цвета, еще блестящие от недавних слез? Этот взгляд пронизывает, и вы уже не в состоянии ни соврать, ни даже что-либо утаить, потому что знаете, что этот малыш тут же вас раскусит. Тогда вы понимаете Леонардо.
Лидеру на секунду даже показалось, что он смотрит на небо – светлое, чистое, где нет ни единого облачка. И сразу думаешь, что все хорошо, нет ничего страшного, опасного в этом мире. Хочется довериться этому малышу и рассказать ему все-все-все, о чем он только попросит. Отвести глаза невозможно, продолжать говорить, что с ним все хорошо – глупо. Но в тоже время, страшно рассказывать обо всем. О том, что тебя тревожит, о том, что уже произошло, и о том, что ты молишься каждую ночь, чтобы ничего этого не повторилось. Сейчас, сидя здесь перед маленьким Майки и смотря в его глаза, Леонардо не понимал, как сдерживал свою боль на протяжении нескольких месяцев и не поговорил даже с отцом, если сейчас она так сильно рвется наружу. Да, перед братьями он раскрывался редко, можно сказать почти никогда. Леонардо не привык показывать свои слабости, даже тот случай, когда он проиграл в схватке с футами, катаноносец вспоминал со скрипом на сердце. Ему стоило стольких трудов, чтобы зализать раны после того случая, спасибо Рафу – он ему здорово помог в тот раз, но теперь это оказалось сложнее, чем прежде.
- Ну, так что? Расскажешь?
Леонардо, наконец, сумел отвести взгляд, пробормотав себе под нос:
- Я не думаю, что должен рассказывать о том, что тебе только предстоит узнать.
- Ну а если в общих чертах? – не отставал Майки. – Знаешь, ведь есть же всякие ясновидящие, которые предсказывают будущее всем подряд…
Тут Лео тихонько рассмеялся, смотря на младшего брата, но, все же помня о том, что за стенами спят еще двое – не хватало только их разбудить! И было так хорошо, как будто и не было этих месяцев самообвинения. С Майки было легко, своим юмором он приносил в их жизнь радость даже в самые трудные периоды жизни. Что и говорить, улыбка и смех стали вечными спутниками Майки, порой, единственное слово, слетавшее с его рта, заставляло улыбаться.
- Майки, мне кажется, ты насмотрелся телевизора!
Тот насупился, делая обиженный вид, но Леонардо понял, что он всего лишь играет.
- Между прочим, если ты действительно из моего будущего, то знаешь многое. А ясновидящим это не дано, тем более большинство из них шарлатаны!
Лео снова рассмеялся и потрепал Майки по голове.
- Ладно, ясновидящий, хватит болтать! Ничего я тебе не расскажу. Тебе бы поспать…
- Я не хочу! И потом, ты ведь спать тоже не собираешься, верно?
И вот откуда в Майки эта проницательность?! Лео, в который раз за ночь убедился, что за те шестнадцать лет, прожитые с Микеланджело под одной крышей, лидер совершенно не знал своего брата.
- Уже почти утро, - ответил Леонардо. – Через пару часов начнем тренировку, так что спать мне ложиться совершенно незачем. Я привык. А вот тебе нужно набраться сил перед изучением новых приемов. Спокойного сна.
И с этими словами он вышел из комнаты, оставив Майка одного. Тот посмотрел ему вслед, а затем, забравшись под одеяло, прошептал в тишину комнаты:
- Ты не справляешься, Лео… Я все равно узнаю твои тайны, чего бы мне это не стоило. И помогу тебе.
Через пару минут из-под одеяла донеслось равномерное сопение. Младший ниндзя заснул.

Глава четвертая
Утро наступило днем

Умение скрывать — наука королей.
Наверное, впервые в жизни Рафаэль проснулся сам, а не под крики старшего брата: «Подъем! Тренировка!» Он сладко потянулся на кровати, ощущая себя выспавшимся, что с саеносцем бывало очень редко, особенно после ночных вылазок. Да, вчера ему удалось сбежать на поверхность и даже вправить мозги парочке бандитов, вздумавших обчистить заблудившегося старика. И что самое главное – по приходу домой он не попался Лео, что бывало очень редко, а если сказать точнее – не бывало никогда. Вернувшись домой почти в четыре утра, он уснул как только его голова коснулась подушки, надеясь поспать хотя бы часа полтора до утренней тренировки, но, похоже, проспал он гораздо дольше, чем предполагал. Вопрос состоял в том, почему Леонардо не добудился его. В то, что тренировки, возможно, не было, Рафаэлю верилось с трудом, скорее на Землю снова придут Трицератоны (тьфу-тьфу-тьфу!) с новым планом захвата мира. Тем более, если учесть тот факт, что Леонардо в последнее время не похож сам на себя, скорее на того же Рафаэля…
«Может, Лео решил провести тренировку на пару часов позднее? Сейчас наверняка часиков семь, позже наш лидер встать просто не в состо…» - бросив взгляд на часы, саеносец понял, что жестоко ошибается – обе стрелки почти подобрались к двенадцати, а значит, это он так хорошо погулял, что братья его не добудились.
Сначала Рафаэль просто не поверил своим часам – взяв их в руки он потряс бедные ходики и даже постучал по ним, пока не убедился, что с его часами все в порядке. Тогда мысленно молясь о том, чтобы лидер взамен пропущенной тренировки не устроил ему спарринг (а спарринги с Леонардо в последнее время были очень губительны для здоровья – опасней даже армии футов), Рафаэль вышел из своей комнаты.
В Убежище было тихо, что еще больше удивило черепаха. В полдень здесь всегда кипела жизнь – Майки смотрел телевизор, Лео тренировался, Дон в очередной раз что-нибудь тестировал… Может, он настолько проспал, что сейчас наступила следующая ночь?!
Был только один способ убедиться в этом, не вылезая на улицу – мастер Сплинтер собирался сегодня сходить в гости к Эйприл, и наверняка отправился не позже шести утра, пока совсем не рассвело. Поэтому, первым делом саеносец отправился в покои учителя. Там оказалось пусто. Значит, все-таки день. Но где же братья? Если подумать логически, и взять за основу то предположение, пока что только предположение, в то, что это очевидный факт, Раф верить отказывался, отрицая очевидное – это было слишком невероятно. Хотя если учесть, КАК брат изматывал себя в последние месяцы, это было вполне возможно. Может, у него будильник сломался?! Так вот, если взять за основу то предположение, что Леонардо никого не разбудил, Донателло наверняка сидел допоздна в лаборатории (да он и сейчас, возможно, там сидит!), а Микеланджело ночью почитывал комиксы, то вполне вероятно, что оба сейчас спят. Поразмыслив еще пару минут, Рафаэль решительным шагом направился в комнату старшего брата, узнать, наконец, почему же тот все-таки соизволил проспать.
Саеносец распахнул дверь комнаты старшего брата и увидел его спящим. Леонардо видимо скрутился клубочком под одеялом, укрывшись с головой, потому как занимал совсем мало места. Рафаэль постоял еще пару минут на пороге, не решаясь подойти и разбудить лидера. Что ни говори, они все переживали за него. Лео изматывал себя бесконечными тренировками, все время проводя в зале. Пару раз Раф даже заметил, что Лео куда-то уходил ночью, а после того как он рассказал об этом Кейси, тот признался, что оба раза лидер приходил к нему, чтобы последить за Пурпурными драконами.
Наконец, справившись со своими раздумьями и надев привычную маску «мне все равно», черепах решительно подошел к кровати и сказал:
- Эй, бесстрашный лидер! Солнышко встало!
Ответа не последовало. Раф заметил будильник, валявшийся на полу, из которого вылетели батарейки. Ну, точно проспал!
- Эй, Лео, я кому говорю, вста… ЛЕО?! – Рафаэль сдернул с брата одеяло и увидел Лео, но явно не того, который должен был давным-давно поднять их на тренировку!
Он был маленького роста, на вид лет семи. На лице играла блаженная улыбка, наверно, ему снилось что-то хорошее. Спал черепашонок крепко – даже ор младше-старшего брата над ухом его не разбудил. Он лишь перевернулся на другой бок, спиной к Рафу, и принялся спать дальше.
Ошарашенный Рафаэль убил пять очередных минут на то, чтобы осознать реальность, а затем, вернув одеяло на место, выбежал из комнаты. Попутно разбудив Майки, он стал тарабанить в дверь лаборатории Донателло, желая, чтобы его убедили в том, что это всего лишь сон.
- Эй, братец, ты окончательно сошел с ума? - весело поинтересовался Майки, озабоченно глядя на Рафа. Тот проигнорировал младшего и даже не отвесил тому подзатыльник. На вопрос вылезшего из лаборатории гения «Что, уже пора на тренировку?!» Раф просто вдруг начал заикаться и попытался из себя выдавить хоть что-то членораздельное:
- Лео… Лео стал… Лео…
- Да что случилось-то?!
- Маленьким…
И именно в этот момент за их спинами раздался голос вышеупомянутого лидера, вышедшего из своей комнаты:
- Ребята, а чего вы так орете? – осведомился он. – И что с вами стало?! – удивился он внезапно «выросшим» братьям.
Братья только ошарашено уставились друг на друга.
Первым в себя пришел Донателло.
- Лео? Что с тобой случилось?
- Со мной? Со мной все в порядке.
- Ты превратился в маленькую черепашку и считаешь это вполне нормальным?! – вернулся к Рафаэлю дар речи.
- Ни в кого я не превращался, Раф!
- Подождите ребята, давайте успокоимся, - поднял руки Дон. – Лео, сколько тебе лет?
- Семь, - ничего не понимая, протянул Лео. – Да что происходит?
- Последнее, что ты помнишь? – продолжал допрашивать его Дон.
- Лег спать и проснулся здесь.
- Хм, а какое число было?
- Четырнадцатое августа двухтысячного года... Я ничего не понимаю… - замотал Лео головой.
- Да я сам ничего не понимаю, - задумался Дон. – Ясно одно, ты каким-то образом оказался в две тысячи восьмом…
- Две тысячи восьмом?! – воскликнул Лео. – О, Боже! Учитель Сплинтер наверняка волнуется! Нужно срочно вернуть меня назад!
- Лео, Лео, успокойся! Мы что-нибудь придумаем! – утешил его Дон. – Надо только понять, как ты здесь оказался… Знаешь, пойди-ка ты пока в зал. Или телевизор посмотри. А я пойду, подумаю, что можно сделать.
Маленький Леонардо послушно поплелся к телевизору, все еще недоумевая, как он мог здесь оказаться. Пока они с Дони разговаривали, Рафаэль пытался переварить информацию, что его занудный старший брат внезапно стал младшим. И лишь Микеланджело не проронил ни слова с той самой секунды, как увидел маленького Лео.
Он единственный из братьев прекрасно помнил тот день, когда восемь лет назад в их доме появился Леонардо из будущего. Помнил свою встречу с Ангелом Судьбы. Проблема была в том, что братья даже и не подозревали о пребывании взрослого Лео в прошлом. Они просто не помнили. Ради собственного же блага. И ради будущего.
Но сейчас, может, стоит напомнить Дону об этом? Зачем он будет придумывать что-то, если Лео через несколько дней и без помощи братьев вернется домой? Или дать Дону насладиться придумыванием очередной штуковины?
Не в силах принять такое важное решение самостоятельно, Микеланджело подумал, что лучше будет сначала посоветоваться с учителем Сплинтером, а уж потом идти и рассказывать все братьям. Мастер всегда знает, что делать, по крайней мере, он сможет дать дельный совет.
Майки развернулся и направился в свою комнату. Настало время подумать и еще раз все хорошенько переосмыслить. И вспомнить то, что произошло восемь лет назад…

Глава пятая
Младший-старший

Первая задача истории — воздерживаться от лжи, вторая — не утаивать правды, третья — не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности.
Незаметно наступил вечер, хотя в логове черепашек это было не особо заметно. Донателло допоздна просидел в своей лаборатории, Рафаэль тренировался на своей груше, а Микеланджело только сейчас вылез из комнаты и плюхнулся на диван рядом с Лео.
Из лаборатории донесся телефонный звонок. Гений тут же снял трубку.
- Да!
- Донателло! – заговорил мастер Сплинтер. – Сегодня я останусь у мисс О’Нилл, на улице жуткий дождь, надеюсь, вы справитесь без меня.
- Мастер, у нас…
- Приглядывай за братьями, Донателло, особенно за Леонардо. Ты знаешь – ему сейчас нелегко. Я вернусь утром.
- Хорошо, учитель… - вздохнул Дон и, повесив трубку, вышел из лаборатории к братьям.
Услышав, что Сплинтер вернется только утром, Рафаэль тут же направился к выходу, однако его остановил Лео, на что саеносец чуть не зарычал – маленький, а все равно командует!
- Раф, а ты куда? Нам же нельзя выходить! – воскликнул Лео, непонимающе обводя братьев взглядом. Донателло и Микеланджело с легкой улыбкой посмотрели на Рафа, который повернулся и, усмехаясь, произнес:
- Лео, опомнись! На дворе две тысячи восьмой, нам уже не семь лет! И мы выходим на улицу, конечно, не показывая себя, мы же ниндзя! – с этими словами Рафаэль скрылся в лифте.
- Похоже, мечта Рафа исполнилась – учителя нет, а Лео ему не мешает, - пробормотал себе под нос Дон и скрылся в лаборатории.
Лео с удивлением смотрел вслед брату, не до конца веря во все сказанное Рафаэлем. Майки, смотря на замешательство Лео, рассмеялся и потряс маленького лидера за плечо.
- Расслабься, Лео! Это Раф – его не исправишь!
- Но ведь нам же нельзя…
- Лео, Раф прав в одном – мы уже не маленькие, - попытался убедить малыша Микеланджело. - Мы действительно иногда выходим на улицу, правда Рафаэль делает это намного чаще остальных… И потом, Дон сказал, что на улице плохая погода, уверен, он скоро вернется, вряд ли ему нравится мокнуть под дождем.
Лео вздохнул.
- И почему он такой… А я-то мечтал, что вырастет – повзрослеет…
- Эх, Лео-Лео… - Майки приобнял своего старшего брата. – Знаешь, однажды, мне сказали очень умную вещь. Мы все сильно отличаемся друг от друга, но при этом – мы одно целое. Дон постоянно что-то изобретает и благодаря ему наше убежище не так легко найти; Раф готов покалечить любого, кто будет покушаться на счастье нашей семьи; а благодаря тебе мы можем не заботиться ни о чем, зная, что в нужный момент ты всегда позаботишься о нас.
- А ты не даешь нам грустить, верно? – посмотрел на младшего брата Леонардо.
- Именно! – кивнул Майк. - Ведь это не так просто – всегда быть в ответе. Нам же от этого только польза. Раф может не думать, потому что ты думаешь за него, Дон может мечтать, а я… могу радоваться. Все потому что ты всегда в ответе за всех нас.
С этими словами Майк посмотрел прямо в глаза маленькому Леонардо.
- Постой… - до Лео наконец дошла самая суть слов нунчаконосца. – Ты хочешь сказать, что это я тебе когда-то сказал… скажу… ох, я буду вечно путаться.
- Да, ты, - подтвердил Майки.
- А когда я тебе это сказал? – искренне удивился Лео.
- Это сложно объяснить.
- Почему?
- Ладно, я попробую, но пообещай мне одну вещь – ничего не говорить Рафу и Донни, пока я не решу этот вопрос с учителем Сплинтером. Договорились?
- Я не совсем понимаю, что за тайны у тебя, Микеланджело, - нахмурился Леонардо.
- Обещаю, когда я начну рассказывать, ты сразу все поймешь.
- Ну… хорошо.
- Однажды, когда нам с братьями было по семь лет, учитель Сплинтер собрал всех нас на тренировку. Не было среди нас только тебя. Зато рядом с учителем стояла взрослая черепаха полутораметрового роста, с голубой банданой и катанами за спиной. Учитель сразу сказал нам, что это ты из будущего и что ты останешься за старшего, потому что ему надо куда-то уехать. День прошел как обычно, а вот вечером, когда ты уложил Дона и Рафа спать, ты заглянул ко мне.
В тот день мы с Рафаэлем сильно подрались, у меня все болело, и я разрыдался в подушку как ребенок. Ты стал меня успокаивать, а я спросил у тебя, почему Раф так меня не любит. Именно в тот момент ты сказал мне эти слова.
- Так ты помнишь, как в нашем прошлом появился взрослый я?! – вскочил Лео. – Почему же ты сразу не сказал об этом?!
- Послушай… - Майки снова усадил старшего брата на диван. – Никто кроме меня ничего не помнит о твоем появлении в прошлом. Иначе бы Дон сейчас не придумывал ничего, что могло бы вернуть тебя в твое время.
- Но почему они не помнят?!
- Потому что там, в прошлом, кое-что случилось. Я не могу тебе об этом рассказать, ты узнаешь обо всем в свое время. Но после того происшествия все, кроме меня, забыли о твоем взрослом двойнике. Так для них лучше. И для тебя тоже.
- Майки, а это правда, то, что ты говоришь? – искоса посмотрел на него Лео. – Я тебя не узнаю. Ты слишком… серьезен.
- Можешь не верить мне, Леонардо, - Микеланджело встал с дивана и твердо посмотрел на лидера. – Но молчи о нашем разговоре. Ты обещал.
- Я буду нем, как могила! – воскликнул Лео.
Тут уж на лице Майка появилась его фирменная улыбочка.
- Ну, могилы нам не надо, а вот рыба подойдет. Кстати, Лео, тебе пора спать! И так сегодня тренировку проспали.
- А я еще и будильник сломал…
- Ничего, Дон починит!
Ребята поднялись наверх, Майки уложил Лео в кровать и подобрал будильник.
- Я отнесу Дону. А ты спи, ладно?
- Ага. Спокойной ночи, Майки, - сонно пробормотал Леонардо, заворачиваясь в одеяло.
- Спокойной ночи, Лео.

Глава шестая
И мести никакой не надо…

Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой.
Утро в черепашьем логове началось с крика. Но на это раз это был не бодрый зов Леонардо на утреннюю тренировку, а самый настоящий панический ор. И доносился он из комнаты маленького Рафаэля. Донателло, который пару часов назад тайком прокрался в лабораторию (хотя, по сравнению с тем, что она представляет собой в Будущем, это был скорее уголок юного техника), выбегая, стукнулся обо что-то и упал. Поднявшись с пола он, пробормотав себе под нос что-то нечленораздельное, бросился в комнату младшего брата.
Леонардо и Майки уже были там. Рафаэль сидел на кровати, закрыв руками лицо, а рядом валялось разбитое зеркало. Будущий саеносец покачивался вперед-назад и трясся, как осиновый лист на ветру. Видимо братья только что вошли, потому как Донни как раз услышал вопрос Леонардо:
- Раф, что с тобой?
Черепашка не ответил, только продолжил раскачиваться туда-сюда, все так же прижимая руки к лицу. Лео и Майки вопросительно взглянули друг на друга и тут же оба покачали головами. Старший подошел чуть ближе к кровати.
- Рафаэль? – лидер заботливо положил свои руки на плечи младшего брата. Тот будто только сейчас понял, что в комнате кто-то находится и выдавил:
- Уйдите.
У него был подавленный и испуганный голос. Однако Рафаэль не стал вырываться из рук, словно хотел, чтобы Леонардо остался. Лидер посмотрел на Дона и Майки и указал головой в сторону выхода. Будущий гений взял младшего братишку за руку и вывел из комнаты. Тот даже не сопротивлялся и выглядел слишком сонным, что порядком удивило Донателло, обычно в таком состоянии на утреннюю тренировку являлся только он, из-за того что мало спал ночью – поздно ложился, несмотря на все старания мастера Сплинтера. Микеланджело же обычно засыпал быстрее всех. Выйдя из комнаты, оба брата уселись на диван, включили телевизор и стали ждать лидера.
Леонардо же в это время присел рядом с Рафаэлем на кровать и попытался убрать руки брата от лица. Но у него это не получилось – будущий саеносец был сильно напряжен, а после безуспешной попытки Лео, он еще больше напрягся.
- Раф, если ты не покажешь мне, что случилось с твоим лицом, я не смогу тебе ничем помочь, - успокаивающе начал Лео.
Как ни странно, это помогло. Младший брат медленно отвел руки от лица и уперся ими в кровать, точно боялся потерять опору. Глаза черепашки немного покраснели от напряжения, губы были упрямо сжаты, а все лицо усыпали небольшие красные точки. Внимательно осмотрев всего Рафаэля, Лео заметил то же и на руках и ногах брата, хотя не обратил на это внимания, когда только вбежал в комнату.
- Что за ужас у меня на лице?! – воскликнул Рафаэль, внимательно посмотрев на старшего брата. Леонардо решил пока не просвещать того, что этот «ужас» у него не только на лице, но Раф успел заметить его оценивающий взгляд и сам внимательно посмотрел на свои руки. – И на руках. И на ногах! – он даже вскочил с кровати, разглядывая свои конечности.
- Раф, успокойся! – Лео усадил его обратно. – Обычная сыпь. Скорее всего, что-то пищевое.
- Но я ел то же, что и все! Меня что, Майки решил отравить?! Тогда я иду убивать его прямо сейчас! – черепашка снова вскочил на ноги и направился к выходу, но лидер вновь его остановил.
- Стой! Не думаю, что Майки знает способ, как можно отравить кого-то, тем более черепаху. Не на себе же он проверять будет, - пробормотал Лео себе под нос, но так, что брат его определенно услышал. – Лучше вспомни все то, что ты вчера ел. Начинать можешь с того, о чем я не знаю, - катаноносец сказал это с таким убеждением, будто был уверен, что его брат ограбил холодильник, пока лидер этого не видел.
Это подействовало на Рафаэля. Он тут же начал вспоминать.
- Ну… Когда ты тренировался, мы ели пиццу… Она в холодильнике еще с позавчерашнего дня осталась… И колу пили… Но мы этим часто питаемся…
- А с чем пицца была? – Леонардо действительно ничего не знал о данном мучном продукте, так как, естественно, ему ничего не досталось – братья слишком быстро все съедают.
- Ветчина, сыр, колбаса, грибы, оливки, базилик, - начал перечислять саеносец весь состав любимого блюда черепах.
- Базилик?! – Лео немного обеспокоенно посмотрел на маленького ниндзя. – Но тебе же нельзя базилик!
- С каких это пор?! – со значительной долей яда в голосе поинтересовался Рафаэль. – Мы всегда его в пиццу для вкуса добавляем.
- Мы да, а ты нет! – заметил Лео. – Потому что у тебя на него аллергия!
- Да с чего ты взял?!
- Братец, я знаю тебя шестнадцать лет и ни разу не видел, чтобы ты ел базилик!
- Но до этого у меня не было никакой аллергии ни на какой базилик! – возразил будущий саеносец.
- Поздравляю, теперь она у тебя появилась, - «обрадовал» его Леонардо. – Ладно, твоя сыпь скоро пройдет, посмотрим, может у учителя Сплинтера есть что-нибудь. А сейчас пора на тренировку!
- Какую тренировку, Лео? – почти истерично воскликнул Рафаэль. – Я никуда не пойду, пока эта гадость, - он указал пальцем на свое лицо, - не исчезнет!
- Да что в этом страшного? – непонимающе спросил Лео.
- Что страшного?! Да Майк мне об этом потом всю жизнь напоминать будет!
- Не будет, - уверил его старший брат. – Но если тебя это так волнует, я с ним поговорю.
- Вот-вот, поговори, а я пока посплю, - буркнул Рафаэль и отвернулся к стенке. Леонардо, вздохнув, вышел из комнаты.
Он увидел Дона, который слегка наклонив голову, наблюдал за действием по телевизору. Там шел какой-то научный фильм, в такое раннее время больше ничего не показывали. В это время Донателло заметил вышедшего из комнаты Рафаэля лидера и вопросительно на него посмотрел.
- Что случилось с Рафом?
- Обычная аллергия. Он сказал, что не выйдет из своей комнаты, пока у него не пройдет сыпь, - оповестил будущего гения Леонардо. – А где Майки?
Дон кивнул на место рядом с собой. Подойдя поближе к дивану, лидер заметил малыша. Тот свернулся клубочком и уснул прямо на диване. Леонардо покачал головой – все-таки Микеланджело был еще слишком мал для ночных разговоров, ему требовался полноценный сон.
- Что ж, похоже тренировку все же придется отложить, - Лео протянул руки к спящему черепашонку и взял его на руки. Тот обхватил старшего брата руками, но так и не проснулся. – Донни, может, ты тоже хочешь поспать?
- Неа! Я лучше фильм посмотрю. Оказывается, в такую рань показывают много интересного, - воскликнул Донни и уткнулся в телевизор.
Леонардо слегка улыбнулся и направился в комнату Майки. Положив его на кровать, и заботливо укрыв одеялом, он направился вниз, в комнату мастера Сплинтера. Нужно было найти что-нибудь для Рафаэля, чтобы сыпь быстрее прошла.
Когда он вошел, не сразу понял, что это за растение так красиво цветет перед ним. Нежно-розовый только что распустившийся цветок. «Это же горная арника, которую мне дал учитель Сплинтер!» - вспомнил Лео и искренне удивился увиденному – ведь вчера вечером на цветке не было ни бутона. Леонардо вспомнил слова старого крыса.
Когда заблудившийся странник находит дорогу, когда отчаявшийся обретает спокойствие, когда ищущий находит ответы на все свои вопросы. Оно поможет тебе понять, что ты потерял.
«А ведь когда ночью я разговаривал с Майком, мне было спокойно. Я впервые за многие месяцы ощутил себя дома. В будущем со мной такого нет, - подумал Лео. – Слишком разными мы стали, когда выросли».
Лидер подошел к шкафу, где мастер обычно хранил свою мазь от всяких ссадин, синяков и ушибов. В детстве черепашки часто падали и всегда себе что-нибудь расшибали. Эта вещь была действительно очень хорошей – все сходило на раз. Против аллергии она тоже действовала отменно. Было испытанно на Микеланджело года три назад, когда он как всегда наелся всего подряд и заработал себе пищевое отравление с точно такой же сыпью, какая сейчас была у Рафаэля.
Взяв нужную баночку, лидер еще раз взглянул на горную арнику. Дивный цветок смотрел на него и сам по себе навевал спокойствие. И только сейчас по краям Лео заметил легкий оранжевый отблеск.
- Спасибо тебе, Микеланджело.
Прошептав эти слова горному цветку, Леонардо вышел из комнаты.

Глава седьмая
Решение

Благоразумие отца - есть самое действенное наставление для детей.
На следующее утро, проснувшись, Микеланджело сразу же направился в покои учителя Сплинтера. Тот уже вернулся - на часах было восемь утра, а значит, на улице давным-давно рассвело. Остальные спали – Донателло предыдущим вечером допоздна раздумывал над тем, как отправить маленького Леонардо домой, а Рафаэль вернулся только под утро и теперь спал, как младенец. Будильник же Лео Микеланджело специально завел на попозже, чтобы никто не мешал им с мастером.
- Входи, Микеланджело, - послышался голос из-за занавески, заменявшей старой крысе дверь. – Что-то случилось, сын мой? И почему я сегодня не слышал, как Леонардо проводит тренировку?
- Учитель Сплинтер, - Майки сел на колени перед отцом и склонил перед ним голову. – Дело в том, что вчера вместо нашего Лео мы обнаружили его же, но только маленького. Он сказал, что ему всего семь лет. Дон пытался вам сразу об этом рассказать, но вы его не дослушали.
Сплинтер внимательно посмотрел на Микеланджело.
- Хм… Интересно… Но это ведь не все, что ты хотел мне сказать, верно?
- Да… - Майки вздохнул, собираясь с мыслями. Он столько лет молчал, что ему порой казалось, что все, что тогда случилось – просто страшный сон. Что все ему просто показалось, причудилось, привиделось… Однако, не придумал же он сам того Ангела Судьбы! Собравшись с мыслями, он все же продолжил. – В общем, вы, наверное, не помните, но восемь лет назад у нас дома появился взрослый Леонардо. В смысле, наш Лео, который на тот момент уже пережил нашу последнюю схватку со Шредером! И, когда он появился, вы сказали мне, Рафу и Донни, что Лео остается за старшего, а вам нужно срочно куда-то уехать – наверное, это был очередной Турнир Баттл Нексус, на котором я в последний раз как раз одержал победу, - не смог не вспомнить нунчаконосец. – Ну так вот, Лео остался за старшего, мы прожили с ним вместе пару дней, а потом…
- Подожди, Микеланджело, - остановил поток речи младшего сына Сплинтер, подняв руку. – Я знаю все это, сын мой. Ангел Судьбы оставил воспоминания не только тебе.
- Как?! – округлил глаза Майки. – Вы все помните… А Раф и Донни? И Лео?
- Они не помнят, - ответил учитель.
- Но почему вы никогда не говорили со мной об этом? – удивился Микеланджело.
- Зачем заострять внимание на былом? – задал встречный вопрос Сплинтер. – Ты всегда был самым веселым и неунывающим членом нашей семьи. Своими разговорами я бы только испортил твою жизнь. Но сейчас, когда пришло время вспомнить ту старую историю, я готов тебя выслушать. Что именно тебя гложет, сын мой?
- Сейчас, когда маленький Лео здесь… Дон хочет отправить его назад и раздумывает над очередным своим мегаизобретением. Рафаэль же счастлив от того, что Лео внезапно стал младше него на несколько лет и не может им командовать. Я просто не знаю, что мне делать? Нужно ли сказать им, что через несколько дней Лео в любом случае вернется домой? И если – да, тогда что именно мне им сказать?
- Микеланджело, говорить им или нет – дело твое. Хочешь ли ты, чтобы они узнали всю правду или нет? Ведь ты не можешь знать, как они отреагируют на твой рассказ. Могу посоветовать только одно – если не хочешь говорить им всего, скажи только самое важное. Что говорить зависит только от тебя.
Микеланджело, склонив голову, молчал. Когда Сплинтер закончил говорить, черепаха еще несколько минут просто сидел и наконец решительно произнесла:
- Да, наверное, вы правы. Мне почему-то кажется, что лучше рассказать им. Они поймут.
- Слушай свое сердце, сын мой, - сказал Сплинтер. В этот момент за пределами комнаты что-то разбилось. – Кажется, это была моя любимая ваза, - констатировал он и направился к выходу из комнаты. Майки последовал за ним.
Действительно, когда они вышли из покоев Сплинтера, то обнаружили Рафаэля, собирающего осколки. Заметив отца и брата, он тут же поклонился старой крысе и произнес:
- Учитель Сплинтер, вы вернулись! Простите, я спросонья не заметил эту ду… то есть японскую вазу.
- Просто убери эти осколки отсюда, Рафаэль, - вздохнула старая крыса. – Боюсь, ее уже не склеить.
Саеносец вопросительно посмотрел на младшего брата, как бы спрашивая: «Ты рассказал ему?». Майк в ответ лишь рассеяно кивнул. Из лаборатории вышел Донателло и, поздоровавшись с отцом, спросил:
- Вы уже знаете о Лео, учитель Сплинтер?
- Да, сын мой, - кивнул тот в ответ. – Микеланджело просветил меня. Где же сам Леонардо?
- Он еще спит, учитель Сплинтер, - ответил Майки. – Я могу разбудить его.
- Что ты, не нужно, - покачал головой мастер. – Но когда проснется, я буду рад с ним пообщаться.
- И именно в этот момент наверху послышался шум и тут же показался маленький Леонардо. Увидев всех в сборе, он бегом спустился по лестнице и, поклонившись отцу, обратился к Донателло:
- Ты придумал что-нибудь?
На что Дон лишь покачал головой.
- Честно говоря, даже не представляю, как тебя можно вернуть назад. Я, конечно, много чего повидал, но машина времени мне как-то не встречалась. Сегодня позвоню Кожеголовому, может он сможет помочь…
Лео заметно погрустнел. Майки, похлопав его по плечу, предложил:
- Хочешь перекусить?
Лео рассеяно кивнул, и они вдвоем направились на кухню.
Маленький черепашка поудобнее устроился на стуле, а Майки, засунув в микроволновку пиццу, расположился напротив. Лео водил концом ложки по столу, рисуя неведомые Микеланджело узоры. Майки, заметив это, поставил перед братом уже подогревшуюся пиццу и сказал:
- Не грусти, Лео. Ты вернешься домой. Обязательно.
- Думаешь? – неуверенно посмотрел на него лидер черепашьей команды.
- Уверен! – заявил Микеланджело, проглотив кусок своего завтрака. – Даже если Дон ничего не придумает, ты все равно вернешься. Когда придет время.
- Откуда ты знаешь? – посмотрел на него Леонардо.
- Я помню это, - Майки постучал пальцем по голове.
- А взрослый я? Он тоже вернется?
Микеланджело с минуту молчал, а потом кивнул:
- Конечно, вернется. Куда же он денется, - Майк улыбнулся, правда улыбка его была какая-то натянутая.
- А ты уже поговорил с мастером Сплинтером? – спросил Лео. – Что он тебе сказал?
- Сказал, чтобы я слушал свое сердце и что если не хочу рассказывать им всего, то могу сказать им самое важное.
- И? – протянул будущий катаноносец. – Что ты решил? Ты расскажешь?
Майки задумался.
- Да, так будет лучше всего, - сказал он. – Ты ешь, а потом я с ними поговорю.
- О чем поговоришь? – послышался позади голос Рафаэля и Микеланджело, обернувшись, увидел своих старших братьев. Рафаэль сложил руки на груди, и строго смотря на младшего брата, ждал ответа. Во взгляде Донателло гуляла растерянность. Майк вздохнул.
- Садитесь, - кивнул он на свободные стулья. – Это долгая история.

Глава восьмая
Событие

Только тот, у кого в сердце живет любовь, способен принять на себя смерть вместо родного ему человека.
Вечер уже близился к концу. С тех пор, как у Рафаэля обнаружилась аллергия на базилик, прошло два дня. Благодаря мази Сплинтера сыпь почти прошла и была незаметна на теле черепашки, поэтому братья все вместе сидели у телевизора и смотрели фильм. Мастер Сплинтер до сих пор не вернулся, и черепашки были дома одни.
И все было бы хорошо, но прямо посреди любимого фильма ребят свет в их убежище погас.
- Какого панциря?! – воскликнул Рафаэль, вскакивая со своего места.
Майки вцепился в Леонардо, испугавшись темноты, а Дон тихо произнес:
- Наверно, пробки вылетели. Я проверю.
Послышалось шуршание и тихие шаги Донателло в сторону электрического щита. Затем вдалеке убежища показался лучик света. Спустя пятнадцать минут он вернулся, светя перед собой непонятно откуда взявшимся фонариком.
- Там все в порядке, Лео. Наверно, все дело в главном генераторе, - сообщил Донателло. – Но мы не можем выходить отсюда без разрешения, тем более, если учителя нет дома.
- Я сам схожу туда, - поднялся со своего места Леонардо. – Майки, будь так добр, отпусти меня. Раф, сядь на место, - Микеланджело и Рафаэль послушно сели на свои места. - Донни, одолжишь мне фонарик?
- Конечно, Лео! – отозвался тот. – Только давай свечи достанем, чтобы нам в темноте не сидеть.
- Да, пойдем, - Лео и Дон направились в сторону комнаты Сплинтера, где тот на всякий случай хранил «восковые светильники», как в детстве их любили называть черепашки. Достав пару свечей, старшие братья вернулись в гостиную, где застали только Рафаэля.
- А куда делся Майки? – тут же нахмурился Леонардо.
- А я откуда знаю?! – грубо отозвался Рафаэль. – Здесь, между прочим, темно!
Проигнорировав тон Рафа, Леонардо, оглядываясь по сторонам, позвал младшего брата:
- Майки!
- Я здесь! – тут же отозвался будущий нунчаконосец из кухни.
- Майки, что ты там делаешь? – поинтересовался Лео у весельчака.
- Как что? Ем! – что-то жуя, ответил младший брат. – Я, когда нервничаю, всегда ем! А попкорн уже закончился.
- Да ты всегда ешь! – не удержался от комментария Рафаэль.
На это Микеланджело ничего не ответил.
- Так, ладно, - Леонардо строго посмотрел на братьев. – Я пойду к главному генератору и попытаюсь починить свет. Вы сидите здесь и никуда, - строгий взгляд на Рафаэля (привычка, что с нее взять!) – Никуда не уходите! Дон, остаешься за старшего. Все поняли?
Братья кивнули. Леонардо вздохнул и направился к выходу из убежища. На душе у него было неспокойно. Лидер чувствовал, что что-то должно случится… На его памяти свет никогда не выключался в их убежище просто так.
Вскоре Леонардо понял причину поломки электричества. Уже подходя к восточному крылу канализации, он услышал знакомые глаза. И он бы не сказал, что рад им. Даже наоборот. Совсем не рад.
- Аккуратнее с этими ящиками! В них очень ценные изобретения! Вы, тупоголовые футы, если не хотите, чтобы мистер Саки сделал из вас ниндзя-рагу – слушайте меня!
Это был ни кто иной, как доктор Стокман собственной персоной.
Впервые Леонардо не знал, что делать. Обнаруживать себя было нельзя, это однозначно. Стокман узнает о существовании черепашек только через семь лет, так же как и Ороку Саки. Но что они замышляют?! Единственной здравой мыслью Леонардо было сейчас – следить. Тем более, он не сможет починить электричество, пока футы не уберутся отсюда вместе с этим изобретателем. Оставалось только ждать…
Младшие братья Леонардо во время его отсутствия мирно сидели на диванчике, наблюдая за горящей свечой. Брата не было уже более получаса и они начали засыпать. Наконец, Рафаэль потянулся и сказал:
- Вы как хотите, а я иду спать!
- Иди-иди, - зевнул Дон. – Я тоже пойду. Майки?
- А? – отозвался младший. – Не, я Лео лучше дождусь.
- Ну ладно… Тогда спокойной ночи.
Старшие братья скрылись в своих комнатах, оставив Микеланджело наедине с почти затухшей свечкой. На душе у весельчака было плохо. Во-первых, он, как и все маленькие дети, боялся темноты, а во-вторых, чувствовал, что происходит что-то плохое. Майки надеялся, что Лео скоро вернется, но Лео не было, как и света.
«Черт, где же Лео? Он уже должен был вернуться! А вдруг он потерялся? Да нет, Лео не может потеряться, он же взрослый. Наверняка через полчаса вернется».
Но когда прошло еще полчаса ожидания, свеча потухла окончательно, а Лео так и не вернулся. Майки прислушался к тишине. Ничего. Только где-то вдалеке канализации капает вода.
«Все, я так больше не могу!»
Черепашка встал с дивана и неуверенно направился к выходу из дома.
Спустя сорока пяти наблюдений, все футы куда-то ушли. Стокман остался один.
- Ну, давай уже, выходи! – послышался голос доктора. – Я знаю, ты охотишься за моими изобретениями! Но просто так ты их не получишь! – непонятно откуда он выхватил меч, и неумело выставил его перед собой.
Лео усмехнулся. Даже если он сейчас выйдет и начнет сражаться со Стокманом, то в два счета его победит. Однако опыт научил черепашку не доверять глазам. Наверняка в запасе у шизофреничного ученого какое-нибудь чудо средство, которое вполне может разнести полканализации.
За этими размышлениями он заметил, как Стокман подошел к какой-то небольшой коробке, открыл ее и надел наушники. Затем достал оттуда какой-то предмет, больше напоминающий старый кассетный плеер, и нажал на нем какие-то кнопки. В ту же секунду по всему помещению пронесся жуткий ультразвук, от чего Лео пришлось закрыть уши. Катана, которую черепаший лидер до этого на всякий случай достал из-за спины, со звоном упала на пол. Лео сделал неосознанный шаг вперед, таким образом выходя из-за коробок, скрывающих его. Стокман тут же выключил аппарат, снял наушники и спокойно положил все это обратно в коробку.
- Оу, рептилия, - протянул доктор, с интересом разглядывая катаноносца.
Тот, немедля ни секунды схватил упавшую катану, и выставил ее перед собой.
- Не хотел я этого, Стокман, но ты сам напросился! А ну выкладывай, что ты тут устроил, - бросил Леонардо взгляд на стоящие вокруг них коробки.
- Ничего особенного, всего лишь маленькая подпольная лаборатория, - протянул изобретатель. – А вот это… мое особое изобретение!
Стокман вытащил из кармана нечто маленькое и бросил это в ноги черепахи. У того мигом заслезились глаза от задымившегося шарика, он снова выронил катану из рук и только успел заметить как Стокман несется на него с мечом, явно намереваясь проткнуть Леонардо. Однако лидер ничего сделать не успел – перед ним промелькнуло нечто оранжевое, а затем наступила темнота…


@музыка: Мара - "Самолеты"

@настроение: Хорошее

@темы: Фанфик, черепашки ниндзя