~*Потерянная душа*~
Забавно. День, когда ты теряешь кого-то близкого, не является худшим. По крайней мере, тебе есть чем заняться. Куда хуже все последующие дни, ведь человека уже не вернешь... (с)
Фэндом: Teen Wolf
Бета: нет
Рейтинг: G
Жанр: angst, hurt/comfort, songfic
Дисклеймер: Все права на героев принадлежат их создателям. В фанфике используются моменты из сериала в переводе vo-production. Права на песню Hello принадлежат Evanescence, перевод взят из просторов Интернета.
Пейринг: Стайлз Стилински, Скотт МакКол, Лидия Мартин
Саммари: Стайлз не успевает спасти Скотта и тот погибает у него на глазах (AU 3.06)
Размер: мини
Статус: закончен


Школьная спортплощадка. Снова звенит звонок.
Дождевые облака снова собираются поиграть.
Тебе никто не сказал, что она не дышит?
Привет, я твой разум, со мной ты можешь поговорить… Привет…
Я улыбаюсь и не верю.


- Скотт, выслушай меня, ладно? – Стайлз подходит ближе, медленно, словно боясь спугнуть. – Ты не никто. Пойми, ты… - он на мгновение запинается, но тут же продолжает: - Скотт, ты мой лучший друг! И ты мне нужен! - слезы уже собрались в уголках глаз, в горле стоит ком, от осознания, что он может потерять. Неосознанно Стайлз начинает говорить тише. – Скотт, ты мне, как брат. Поэтому, если собираешься это сделать… - глубокий вдох, словно перед прыжком в воду. – Ты должен взять меня с собой…
Стайлз подходит совсем близко, протягивает руку к сигнальному огню, но Скотт неожиданно делает пару шагов назад и качает головой.
- Я не могу так с тобой поступить. Я не могу…
Дальше для Стайлза все происходит, словно в замедленной съемке, а потом, наоборот, события ускоряют свой ход. Скотт отпускает сигнальный огонь, и он медленно, как кажется Стайлзу, падает в разлитый бензин. Скотт вспыхивает словно спичка, ногам Стайлза горячо, кроссовки плавятся и тут его резко дергают назад, подальше от разбушевавшегося пламени, но он лишь пытается вырваться из двух пар девичьих рук. Но Эллисон держит крепко, на улицу уже высыпает народ и кто-то помогает оттащить его дальше от уже почти сгоревшего тела друга.
Стайлз кричит, слезы уже безостановочно текут из глаз, снова и снова пытается вырваться из цепкой хватки, не осознавая происходящего, лишь зная, что ему нужно прорваться вперед, к Скотту. Скотт – оборотень, он не мог умереть так глупо, так нелепо…
Над головой слышатся голоса, но Стайлз почти не осознает, что они говорят. Вдалеке уже слышится вой сирен скорой помощи. Затем его ведут в отель, кажется, в его комнату, помогают снять толстовку и обувь, задирают рукав футболки и он чувствует укол в плечо. Успокоительное действует очень быстро, веки слипаются и он ненадолго проваливается в темноту.

Я знаю, что скоро очнусь от этого сна.
Не пытайся склеить меня –
Я не разбита
Привет, я та самая ложь, которая помогает тебе прятаться…
Не плачь…


Лидия смотрела, как Бойд уводит Стайлза в сторону отеля в сопровождении врача скорой помощи. Стилински, кажется, уже и не понимал происходящего с ним, рвался к Скотту, плакал, кричал. В какой-то момент, она решила, что они с Эллисон не смогут его удержать, и он рванет в бушующее пламя. Первыми на площадку перед отелем выбежали Айзек и Бойд. Айзек застыл, увидев уже достаточно обгоревшее тело, кажется, не соображая, кто это, но увидев состояние Стайлза, понимание отразилось в его глазах. Бойд же рванул на подмогу Лидии и Эллисон, обхватывая руками Стилински и оттаскивая его назад.
Она повернула голову туда, где еще недавно стоял Скотт. Вместе со скорой подоспела полиция, и обожженный труп уже упаковали в пластиковый мешок. Эллисон стояла рядом с Финстоком и, всхлипывая, рассказывала о том, что тут только что произошло.
К Лидии подошел врач из скорой, предложил сделать укол успокоительного, но Лидия на самом деле очень боялась заснуть в этом проклятом месте, где они только что потеряли Скотта. Она думала, как же там Стайлз, хотя ему-то как раз, вероятнее всего, уже сделали укол и оставили в номере.
Постепенно все стали расходиться, черный мешок погрузили в машину и увезли в ближайший морг, куда в ближайшие дни предстояло приехать матери Скотта для опознания. Как сказала полиция, это лишь для протокола, так как двое свидетелей (она сама и Эллисон) уже дали показания, а третьего (Стайлза) попробуют допросить утром.
- Девочки, идите в номер, отдохните, - Финсток тяжело вздохнул. – Завтра утром мы поедем обратно домой. Какие уж тут соревнования…
Лидия медленно шла в сторону своего номера, вслед за Эллисон. Мысли перескакивали с одной на другую, но все время возвращались к Стайлзу. Она никогда не видела его таким. Сколько она себя помнила, он всегда улыбался, шутил, пытался приободрить других. Но там на площадке, когда Скотт горел на его глазах, Стилински будто сошел с ума, все рвался к своему другу, не думая о том, что сам может погибнуть. И Лидия не могла его в этом винить. Потому что стоило ей представить на месте Скотта Эллисон… Нет, лучше об этом не думать.
Лидия, как могла, успокоила Эллисон, достаточно для того, чтобы Арджент уснула. Прошло в общей сложности около двух часов, после того, как Стайлза увели с площадки, и все они разошлись по спальням. Интересно, как он там? Спит ли? Внезапно пришло осознание, что Стайлз был в комнате со Скоттом, значит, сейчас он там совсем один и…
Лидия вскочила с кровати и как можно спокойнее направилась к двери, боясь разбудить Эллисон. Номер Стайлза находился на одном с ними этаже, в конце коридора и она направилась туда. Подойдя к двери, прислушалась. Ничего не слышно. Она постаралась как можно тише открыть дверь в номер и зашла внутрь.
Стайлз действительно был один. Он лежал на дальней кровати, спиной к двери, подтянув к груди колени, и плакал. Тишину комнаты нарушали его тихие всхлипы. Он лежал в той же одежде, что был на улице, лишь кроссовки валялись рядом с кроватью и толстовка, которая ранее была на нем, одиноко висела на стуле.
Она подошла ближе, тихо сняла обувь и легла позади него, обнимая. Стайлз на секунду замер, но прошептала ему в ухо:
- Тише, это я.
Лидия лежала, гладила его по голове и плакала вместе с ним. Она не могла забрать всю ту боль, она не могла даже представить, каково ему сейчас. Но она очень надеялась облегчить его страдания.

Внезапно я понимаю, что не сплю.
Привет, я всё ещё здесь. А это всё, что осталось
От вчерашнего дня…


Они плачут вместе еще какое-то время, Стайлз чувствует, как Лидия гладит его по волосам, успокаивая, показывая, что она рядом. Он не может определить, который сейчас час, да и ему все равно. Его словно разрывает на части. Так плохо не было, даже когда умерла мама. Наверное, это все из-за того, что он был достаточно маленьким, когда она умерла, хоть он все и осознавал, знал, что больше никогда ее не увидит.
А теперь он никогда не увидит Скотта, который был с ним всю его сознательную жизнь. Они дружили лет с пяти или шести, точно уже и не вспомнить, потому что это было так давно! Они не расставались никогда надолго, не считая летних каникул, когда кто-нибудь из них мог уехать с родителями на лето, и то, Стайлз после смерти мамы ни разу не покидал Бэкон Хиллс, кроме как со школой, а Скотт лишь на пару недель уезжал с матерью раз в год, после того, как его отец бросил их.
Скотт был рядом, когда умерла его мама. Скотт прикрывал его перед учителями, участвовал во всех его шалостях, был рядом, когда Стайлзу было плохо. Сейчас Стайлзу тоже очень плохо, но Скотта нет рядом, и больше никогда не будет.
- У тебя есть я, - слышится тихий голос Лидии. – Я помогу тебе. Я не могу представить, насколько тебе тяжело, мы не были настолько близки со Скоттом, я даже с Эллисон настолько не близка, как были вы. Но я буду рядом и я тебя не оставлю.
Видимо Стайлз до этого неосознанно говорил вслух. Лидия продолжает шептать что-то успокаивающее, обнимать его, поддерживая, но он уже практически не осознает реальность, лишь на мгновение вспоминая, что принимал аддеролл последний раз еще в автобусе. Постепенно сон все же одолевает его и он засыпает.
Когда утром Стайлз открывает глаза, он чувствует, как слезы все еще текут из глаз, словно он всю ночь плакал во сне. Он чувствует сзади теплое тело Лидии и тихо выбирается из ее объятий, чтобы принять душ и сменить одежду. Стоя под теплыми струями воды, он продолжает вспоминать и никак не может остановиться. После душа, смотрит на себя в зеркало – его взгляд, словно у наркомана – красные глаза с полопавшимися капиллярами. Стайлз из раза в раз задается вопросом, почему ему удалось спасти всех – Итана, Бойда, Айзека, но не удалось спасти Скотта. Ведь Скотт был самым важным для него, самым нужным.
Он покидает ванную комнату и кивает Лидии, которая уже проснулась. Она печально улыбается ему и уходит в свою комнату, чтобы не волновать Эллисон, которая тоже наверняка уже встала.
Стайлз заправляет постель и собирает свои вещи. Берет свою сумку, обводит глазами комнату и натыкается на сумку Скотта. Нужно забрать его вещи, странно, что это не сделала полиция. Наверное, не хотели его тревожить вчера вечером, после того как ушел врач. Он открывает сумку, чтобы убрать туда зубную щетку Скотта и видит рамку с фотографией. На ней изображены они вдвоем: смеющиеся, веселые, довольные жизнью. Стайлз медлит мгновение, берет фотографию в руки, читает надпись на оборотной стороне, сделанную его же рукой: «Братская близость единомыслящих крепче всяких стен. Спасибо, что ты рядом». Эту фотографию он подарил Скотту два года назад, незадолго до начала всей этой истории с оборотнями, после достаточно тяжелого периода в жизни. Теперь Скотту она не нужна, поэтому Стайлз перекладывает ее к себе.
В конце концов, это фото и воспоминания – все, что осталось от вчерашнего дня.

12.06.2014

Вопрос: Нравится?
1. Да!  1  (100%)
Всего: 1

@музыка: Evanescence - Hello

@настроение: Пессимистичное

@темы: Фанфики, Teen Wolf